Диалог

Павел Королев: «Люди верят в лучшее…»

В Рузе-Новости района

В администрации городского поселения Тучково Павел Королев начал работать в марте текущего года. В мае уволился.

Впрочем, многие в районе его помнят еще по партийной линии: в 90-х годах прошлого столетия, он был комсомольским лидером.

— Что вас заставило прийти на работу в администрацию?
— На протяжении многих лет я работал в федеральных структурах. Последнее место работы — Федеральное агентство по свободным экономическим зонам. Прошлым летом проект был ликвидирован, все его полномочия переданы в Министерство экономики. После этого я решил взять тайм-аут: оглядеться, подождать. После мартовских выборов позвонил исполняющий обязанности главы поселения Чермошенцев. Предложил два-три месяца, до появления кандидатуры на место заместителя, поработать в администрации. Я согласился, было интересно. Для меня тогда многое стало открытием. Муниципальные службы функционируют не так как федеральные. Здесь, на «земле», отношения строятся немного по-другому. На федеральном уровне все четко подчиняется законам, принятым нормам. На местах много волюнтаризма. Решения нередко принимаются вразрез с законами. В результате — больше бардака.

— Но и больше свободы?

— Больше. Здесь можно в зависимости от принятых решений менять ситуацию в лучшую или худшую сторону. Каждый день приносил что-то новое. Работа оказалась очень живой. Я работал с увлечением.

— Сейчас основа экономики района — карьеры...

— Это то, из-за чего я, еще совершено молодым человеком, слехстнулся с первым секретарем райкома партии Петуховым. Я возражал против строительства карьеров, но нас было меньшинство. Тогда только начиналась разработка карьеров, все хлопали в ладоши и кричали: «Надо формировать свою стройиндустрию!» С тех пор мы её так развили, что ни одного дома не построено. Более того, нам хватило 15-20 лет, чтобы загубить красоту района. И что самое ужасное, не было никакой логики, никакой концепции развития.

Землю, по большому счету, просто разбазарили. Настроили огромное количество дачек, забыв об инфраструктуре, дорогах, без понимания того, как должен жить маленький район. Сейчас все находится в плачевном состоянии. Тогда, в 90-х, я был за то, чтобы отдать землю людям.

Но выделять ее надо было без права продажи. Хотя бы лет пятнадцать ею должен был владеть один хозяин, чтобы избежать спекуляций. Но кто нас тогда слушал? Повалили живые деньги.

— Какие проблемы (помимо безвластия) вы видите в Тучкове? Такое ощущение, что сейчас все ждут когда ситуация изменится и ничего не делают.

— Человек по своей природе любит ждать, думает: «Завтра станет лучше». Но забывает, что свое светлое будущее строит своими руками.

Люди сами должны что-то выбирать, принимать решения. И тогда власть будет поддерживать их интересы. На примере Тучково можно сказать: сейчас никакая группа населения не выражает своих интересов. Поэтому власть живет так, как она хочет. Нет обратной связи. Как быть? Конечно, в первую очередь население должно себя позиционировать.

То, что Виктор Алкснис всколыхнул это болото хорошо, я надеюсь, появятся молодые ребята, которые понимают: свои интересы надо отстаивать. Необходимо предлагать что-то нужное для людей. Болячек у нас много — от ЖКХ и пенсионеров до отношения власти к бизнесменам. Нет понимания социума, никому не нужны компромиссы, все живут так, как хотят. Кто-то обманывает, кто-то лукавит, третий говорит, что у меня свое поле интересов. Такое ощущение, что я вернулся на 20 лет назад, в СССР. Обидно, что все ведут себя точно так же, как раньше: говорит только первый секретарь. Все остальные молчат, опустив глаза, поднимают руки, только когда скажут.

— Вы оказались в администрации поселка в смутное время. Тогда Виктору Алкснису предложили стать замом и впоследствии — и.о. Как вы думаете, если бы он согласился, были бы изменения?

— На мой взгляд, это было бы правильно. В нем — жесткая логика, основанная на правильности. Я за то, чтобы поступать согласно ситуации, двигаться вперед. Еще тогда я понимал, что если его здесь не будет, появился бы другой, Роман Блохин например. Так оно и получилось.
Алкснис, согласись он на предложение стать и.о., пришел бы как администратор, который может соблюсти правила на этой поляне.

Но в то же время народ его выбрал, а ему предложили быть исполняющим обязанности главы — это подачка. К тому же Виктор Имантович понимал, став чиновником, он будет испытывать стократное давление со стороны администрации района, прокурора, которые будут одергивать его за каждое действие. Причем легитимности у него нет, формально он наемный сотрудник.

Я сторонник того, что добро должно быть с кулаками: Алкснису надо было сесть в кабинете и сказать: «Идите вы, ребята, я буду делать так, как считаю нужным». Но это моё мнение.

Своё заявление об уходе я написал в тот же день, что и Чермошенцев, но он попросил немного подождать, вдруг что-то изменится. Я думал, может логика у Олега Якунина будет трезвей, он попросит Алксниса или Веретенникова побыть «на районе». Но этого не произошло. Пришел этот парень обещалкин-плюс (Имеется в виду Блохин. — Прим. автора). Ему очень хочется власти, чтобы ее добиться, прилагает все усилия.

— Но у него вроде есть команда или каждый блюдет свои интересы?

— Думаю, второе. Хочешь показать себя: делай! Владимир Чермошенцев приходил к Блохину, говорил: «Роман, есть проблемы: дорогами надо заниматься, жильем». В ответ: «Да-да-да». А вечером и.о. решает: у Сафиулиной ЖКХ отобрать, Приймака убрать. В общем, мелко все это.

У него за спиной ничего кроме обещаний нет, только популистическая харизма. Причем обещания на грани фола, на грани подкупа, на грани коррупции: Сереже — миллион в фонд, Максиму — чуть ли не все маршруты, Ирине — путевки. Главному оппозиционеру Федотову — должность председателя Совета депутатов. Огромное количество людей попали под магию обещаний.

— В предвыборной кампании очень широко был распространен тезис, что Алкснис не хозяйственник, а политик. Как вы думаете, что важнее для главы поселения?

— Во всяком случае, человек должен быть честным, хорошо разбираться в тенденциях, движениях. Например, Николай Анищук — хозяйственник, но не политик. А все должно быть в меру. Если человек грамотный, ему не составит труда сформировать профессиональную группу. Но какие приоритеты сейчас важнее для населения: дорогая коммуналка, беззаконие? Я считаю, закон.

Алкснис справится с задачей. Присутствие рядом Веретенникова меня успокаивает, потому что лучшего администратора я не знаю. Они принципиальны в словах и в делах.

Молодым ребятам, которые хотят двигаться в этой обойме, открывается огромное поле для деятельности. Нужно не последние земельные участки оформлять, а устанавливать законы, правила. Тогда всё будет работать.

В коммунальной сфере у нас очень большие проблемы. Мы все видим бардак, который создан из-за того, что люди, которые идут с главой района, образовали некий семейный бизнес. Он большой, затратный, неуклюжий, но все издержки оплачивает население.

Лариса Михайловна Сафиулина личность сильная, она — мощный предприниматель, но, к сожалению, с некоей безответственной социальной составляющей.

Согласившись работать в этом семейном бизнесе, который организовал господин Якунин, она потом попыталась выйти из него. И сейчас, по большому счету, происходит дележ бизнеса. Сложно в той ситуации оставаться морально чистой. — Если Сафиуллиной это удастся, может, будет не так плохо?
— К сожалению, неправильно сделав первый шаг, дальше сложно идти в верном направлении. Люди понимают, что не получают услуги на ту сумму, которую они платят.

Когда я пришел работать в администрацию, мы с Чермошенцевым обсуждали, что можно сделать за месяц. Я предлагал: установить в многоквартирном доме счетчики на отопление. Доказали бы людям сколько оно реально стоит. Деньги были не большие — 200 тысяч рублей. Но заартачился Новиков, не дал технические условия на установку счетчиков. Блохину я тоже говорил: «Собери народ, установи счетчик, покажи реальную экономию, а не бегай, не проси снизить на два месяца тарифы». Но он меня не услышал.

— А почему вы ушли из администрации?

— Появился господин Блохин, который даже не пытался создать видимость работы. К нему приходят, он обещает: «Я сделаю одно, второе, третье». Люди ждут. Прошел месяц, начался второй, ничего не изменилось.

При этом я видел, как Блохин работал с документами, как их прорабатывал, как оформлял. Их никто не читал, решения подписывались, потом их хотели отменить. Это человек, который говорит одно, делает другое.

Я бы не хотел Блохину уделять так много внимания. Он — человек легковесный. Есть много серьёзных ребят, которые могут строить демократию, поднимать общественные институты. Вот это — главное, а обещать...

Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Система Orphus