Диалог

Александр Сидорук: «Я не против того, чтобы молодежь занимала руководящие посты…»

В Рузе-Новости района

Александр Сидорук — руководитель Совета местного отделения партии «Справедливая Россия», депутат Совета депутатов Рузского района, директор Рузского районного дома культуры. Область его интересов и занятий затрагивает многие аспекты районной жизни. О них он рассказал сайту «В Рузе».

— Какие цели и задачи ставит перед собой «Справедливая Россия в Рузском районе?

— Не буду кривить душой, основная задача любой политической партии — это приход к власти. Считаю, что в районе уже кое-чего удалось добиться. Сейчас наши люди работают в представительных органах власти Дорохова и Тучкова.

— Сколько жителей Рузского района состоят в вашей партии?

— В Совет местного отделения входят пять руководителей первичных отделений партии в поселениях. В списке значатся 75 человек, но в нем происходят изменения: идет медленный рост состава.

О наших целях и задачах подробно можно прочитать в программе и Уставе «Справедливой России». Их повторять мне не хочется. За все те выборы, через которые я прошел на районном и областном уровнях, если честно, программа партии уже в зубах навязла.

— По отношению к «Единой России» ваша партия выступает неким противником. Но большинство руководителей в районе, да и депутатов — единороссы. Как вы с ними взаимодействуете, находите ли общий язык?

— В любой партии здравомыслящих людей все-таки больше. Никто не планирует пилить сук, на котором мы сидим. Состав нынешнего Совета депутатов сильный. И это не моё голословное мнение. Не далее, как пару недель назад, в кулуарах администрации ответственный человек произнес фразу: «С Советом депутатов невозможно разговаривать, шибко они умные». Я воспринял ее как комплимент.

Совет депутатов должен руководить и контролировать действия исполнительной власти. А значит надо разговаривать и договариваться. В 131-м Федеральном законе четко прописано, что главный орган муниципальной власти в муниципальном образовании — это Совет депутатов. К сожалению, исполнительная власть это не всегда понимает.

— Во многих поселениях, да что там во многих — во всех, местный Совет депутатов выполняет прикладную роль. Как вы думаете, с чем это связано: слаба законодательная власть или сильна исполнительная?

— И то, и другое. Во-первых, я часто сталкиваюсь с тем, что депутаты слабо знают законодательную базу. В 131-й ФЗ (по нему представительный орган в поселениях изначально играет ведущую роль) ежегодно вносились поправки, которые укрепляли роль Совета. Задача депутатов устанавливать правила игры в отдельно взятом муниципальном образовании. Администрация должна придерживаться этих правил, а мы контролировать. В этой проблеме есть еще один нюанс: наши представительные органы созданы не на профессиональной основе.

Я подсчитывал свой распорядок дня. Рабочий день начинается в 9 часов утра, заканчивается — в 18 часов. После этого можно заняться общественной работой. Ради этого приходится жертвовать отдыхом, семьёй и так далее.

Кто же сильней будет подкован — административный работник — профессионал, представляющий исполнительную власть или любитель — депутат? Полная аналогия со спортом.

На форуме Тучково.ком была очень хорошая тема «Где учатся на депутата?» Вопрос касался депутата Федотова, но ему на университеты грех жаловаться: он юрист, два созыва находился в районном Совете депутатов. А, скажем, на учителя или врача (которые на основной работе являются частью системы) можно как-то воздействовать, им трудно отстаивать свою позицию, даже если она будет направлена на интересы населения.

— Как депутат Совета депутатов Рузского района, какой работой занимаетесь, какие проекты представляете?

— Хотел бы сразу отметить, что из всех руководителей специальных комиссий я единственный не единоросс. Возглавляю комиссию по местным ресурсам, муниципальной собственности и охране окружающей среды. В ней работает пять человек. Мы проводим контроль и совместную работу с управлением по землепользованию. Для нашего района это больной вопрос. С отделом муниципальной собственности создали сектор по экологии, который состоит пока из двух человек.

— Недавно состоялись публичные слушания по поводу химических выбросов дороховского завода LG в атмосферу. Вы на них присутствовали. В чем там проблема?

— В документации LG совершенно четко было оговорено, что на территории предприятия будет производиться исключительно сборка деталей и упаковка готовой продукции. Но появились цеха, так называемые S1 и S2, о которых и речи не шло в спецификации проекта. То есть на заводе стали заниматься непрофильной деятельностью, а именно изготовлением комплектующих из пластмассы. Раз эти цеха не были указаны в списке, значит, на них нет разрешения Государственной экологической экспертизы.

Тревогу забили местные жители, почувствовав в воздухе ярко выраженные химические запахи. Теперь стоит вопрос: «Что делать дальше?» Московских дачников, которые присутствовали на собрании, мне жалко, выбирая место для отдыха, они не ожидали оказаться в центре промышленного производства. Место достаточно заболоченное, поэтому качество воды может не соответствовать нормам, что опасно для местных жителей.

Но самое интересное, что путей решений завод пока не ищет и не предлагает. На том собрании от завода LG присутствовал некий Василий Маратович. Его представили как специалиста в области парникового эффекта. Это интересная глобальная тема, которой спекулируют все кому не лень. Я так и не понял: вокруг завода существует угроза парникового эффекта действительная или нет.

Этот специалист предложил инициативной группе жителей и представителям завода выращивать деревья в защитной зоне, которая составляет 50 метров. Но при этом честно признался, что не специалист в органической химии и не может сказать, спасут ли деревья от неорганических отравляющих веществ.

На самом деле, средств защиты, кроме качественных фильтров еще не придумано. Они дорогостоящи. Будет ли LG на них разоряться?

Неизвестно.

Пока можно успокаивать себя тем, что цеха не работают. Но понятно и то, что LG будет сражаться до последнего. А для местных жителей это вопрос, если не жизни и смерти, то здоровья.

— Есть ли в районе ещё какие-либо экологические проблемы?

— Я пока не досконально разобрался с заводом
«Термопласт», который находится в Рузе. Он занимается изготовлением всевозможных сантехнических вещей и предметов из полиэтилена. Было у нас предприятие «Марвинк» в Колюбакине, но вроде оно прекратило свою деятельность.

На форуме Тучково.ком жители задавали вопрос о «Кофейне на паяхъ», это производство тоже есть смысл «понюхать».

— Как вы считаете, Рузский район может считаться самым экологически чистым местом в Подмосковье?

— Как не удивительно, всё равно да! В остальных районах промышленное производство тоже шагнуло вперед. Особенно мне жалко жителей Истринского района, который до недавнего времени мог соперничать с нами. Сейчас это одно большое предприятие.

В принципе мы пока держимся, но не благодаря, а вопреки. Основным загрязнителем воздуха у нас можно считать завод LG, он находится на отшибе района. И я надеюсь, что химические вещества не достигают Рузы, Нововолкова и горячо любимого мной Тучкова.

— Есть глобальный проект — строительство ЦКАД, вы слышали про него?

— Видел уже три проекта. И до сих пор не уверен, что какой-нибудь из них реализуется.

— На официальном сайте ОАО ЦКАД выложена схема, по которой большая часть дороги в Рузском районе пройдет по нашим заповедным лесам, от Ожигово, до Орешек и выше.

— Я читал ответ «Рузского молока» на предложение провести ЦКАД через их земли. Агрохолдинг серьёзно озабочено этой проблемой и не планирует отдавать свои лучшие пастбища под дорогу. — Но леса-то им не принадлежат...

— Леса нет, хотя я думаю, что и здесь возобладает разум. В целом проблема пока не столь серьёзна: финансовое состояние области и страны не настолько стабильно, чтоб говорить о таких глобальных планах строительства.

— Тарифы на услуги ЖКХ в нашем районе бьют все рекорды, даже по сравнению с соседними районами, не говоря уже о Москве. Как вы думаете, есть ли пути-выходы из этой проблемы и что нас ждет в следующем году?

— Только сегодня на сайте «Независимой газеты» с интересом прочитал слова президента о том, что все проблемы с необоснованно завышенными тарифами решены. Получается, у нас тарифы хоть и высокие, но обоснованы. Лечение здесь одно — считать. Недавно контрольно-счетная палата проверяла такие предприятия «РеалСервис» и «Рузские тепловые сети». Установила недочеты. Правда, надо разобраться с цифрами.

Считаю, что надо проверять обоснованность этих тарифов на услуги ЖКХ. Я думаю, что это вполне по силам депутатам разного уровня. Работа адская, с калькулятором в руке, с интернетом, со справочником нормировщика — это дело не одного дня и может быть не одной недели. Но это наиболее верный способ. Так, оперируя цифрами, мы сможем доказать, почему считаем тарифы завышенными.

Все наши воззвания к справедливости, сводится к сравнению с соседними районами. Это все-таки не объективно, чем наши противники и пользуются. И у них всегда есть железный аргумент: «Там нет такой котельной на мазуте, как у нас в населенном пункте Мишинка». Трудно сказать, почему эта необычная котельная в Мишинке влияет на такую кошмарную стоимость горячей воды во всем районе. Почему она потребляет в три раза больше мазута, чем такая же котельная в Истринском районе?

— Я правильно понял: цифры не спешат предоставлять?

— Обещают. Но я думаю, с Поповым (Геннадий Попов, депутат Совета депутатов района — Прим. автора) мы добьем этот вопрос, раз взялись за дело. К счастью, он пенсионер, времени у него много. И он очень хорошо работает с калькулятором...

— То есть вы считаете, что в тарифах, прежде всего, важна прозрачность?

—Да. Правда, наши чиновники от ЖКХ не находят в себе силы опубликовать их целиком. Если это произойдет, то шансы просчитать тарифы и затраты сможет каждый.

Есть ещё вариант с имущественными отношениями. Я предлагаю принять положение о порядке управления муниципальным имуществом. В данном случае очень интересный вопрос по ОАО «Жилсервис». Его главным акционером является администрация Рузского района, в оперативное управление ООО «Рузские тепловые сети» «Жилсервис» передал всё свое имущество.

Судя по некоторой информации, в тарифы, которые мы оплачиваем, заложена и арендная плата за использование оборудование. А это 25 миллионов в год. Цифра отнюдь не маленькая, хотелось бы понять, куда деньги деваются.

Если я помню, по закону об акционерных обществах, ежегодно они должны публиковаться полную бухгалтерскую отчетность. Где печатается «Жилсервис» я не знаю.

Хотелось бы выяснить, что же делается в нашем районе на эти 25 миллионов? Можно было бы строить газовые котельные и тогда стало бы понятно, что район заботиться о том, чтобы снизить тарифы.

— Несколько месяцев назад вы стали директором районного Дома культуры. Для вас это новое направление в деятельности. Как вас назначили на эту должность, что для вас стало открытием в работе ДК?

— С 2010 года РДК стал предприятием (согласно Федеральному закону о бюджетных предприятиях).

Администрации района и поселений с огромной радостью спихнули бы с себя обязанности по финансированию культуры, так же как областное правительство отказался бы от трат на медицину, образование и так далее.

Нам, как предприятию, необходимо оптимизировать затраты районного бюджета. В пределах разумного увеличить количество платных услуг, не снижая качество бесплатных. То есть наладить определенную хозяйственно-экономическую составляющую предприятия.

Когда встал вопрос о моем назначении на этот пост, в первую очередь во внимание брались мои знаниях в экономике, юриспруденции и хозяйственном ведении. Я — не гармонист, не певец, в общем, не творческая личность.

— То есть вы выполняете функции менеджера? Такая схема для учреждения культуры, на ваш взгляд, более правильная?

— Такая схема единственно разумная. В штате есть художественный руководитель, человек, который отвечает за культурную часть. Есть методист, в его обязанности разработка документации. А, если все начнут заниматься творчеством, то в чьем ведении будет хозяйство?

И отмазки будут тоже соответствующие: «Почему у вас не закрываются двери или течет кран?» А в ответ: «Я — творческая личность».

— Как успехов достигли за это время?

— Честно, основное время ушло на сбор информации о сегодняшнем состоянии дел. Сейчас ДК не имеет своей бухгалтерии. Не хватает оперативной информации о состоянии счетов, о долговых и договорных обязательствах. Приходится всё дублировать, по два раза отслеживать. Но, думаю, это временные трудности. Причем мои, придется к ним привыкнуть. Поскольку оптимизация предприятий культуры, здравоохранения основывается на централизованной бухгалтерии. Это происходит за счет сокращения ставок бухгалтеров. Так уж повелось, что в бюджетных учреждениях, один человек считает зарплату, другой — налоги и так далее.

Получается, у семи нянек дитя без глаза. Много людей и мало ответственности. Будем играть с теми картами, что раздали.

— Так какие перспективы вы видите?

— Я уже наметил направления деятельности, которые смогут приносить доход.

План финансирования этот год достаточно большой, но 25 процентов мы должны заработать сами. Отмечу, что наше содержание отпущено денег в два с лишним раза меньше, чем на тучковский ЦКиИ.

Нам денег хватит только на зарплату сотрудникам и частично на оплату электричества и отопления. Все остальное должны заработать сами. Без материальной заинтересованности привлечь людей к дополнительной работе не легко, но есть пути. Пришлось прикинуть дефицит услуг, который есть в районе, и начать зарабатывать.

— Вернемся опять к политике. Вот фотография Совета депутатов района десятилетней давности, на ней — знакомые все лица. Получается, что наша политическая элита не развивает. И дело даже не в конкретно этой фотографии — многие из этих людей начинали свой путь ещё в ВЛКСМ и КПСС. Как вы считаете, нужно ли привлекать молодежь?

— Всё зависит от результата, который эта власть показывает. Если результаты выливаются в дефицитные бюджеты, безработицу и финансовые неурядицы, то ее менять надо.

Что же касается молодежи, то мы сознательно с Виталием Геннадьевичем Устименко, когда прикидывали список людей, которые могли бы пойти на выборы в Совет депутатов Тучкова, включили туда молодого человека Максима Зима. Я считаю, что смена поколений в любой организации должна проходить постепенно. Главное, было бы кому передавать опыт и кому его перенимать. Думаю, что тот же Роман Панченко и Максим Зима — это будущее Совета депутатов Тучково.

Я не боюсь выдвигать молодежь. Партия у нас молодая и не только по времени создания, но и по возрасту её членов. В среднем им порядка сорока лет. Соответственно с молодежью мы всегда найдем общий язык. Естественно, я очень рад, что в том же тучковском Совете есть более опытный депутат от нашей партии — это Ирина Рудницкая, которая присматривает за нашими молодыми ребятами.

Но я считаю, что самостоятельно молодежи в одномандатных округах победить сложно. Общая тенденция такова: выбирают социально значимых, известных людей, но не всегда хороших депутатов. Молодые ребята в данной ситуации не имеют никаких шансов. То, что Роман Панченко избирался в одномандатном округе, это скорей исключение, чем правило.

Считаю, что для Тучкова оптимальная система выборов, когда половина кандидатов одномандатники, а еще пятьдесят процентов проходят по партийным спискам. Это дает партии выдвигать наиболее активных грамотных людей, в независимости от их возраста. И, естественно, важно не только контролировать их деятельность, но и по возможности помогать.

— А если говорить не про партию, а про власть в целом?

— Омоложение должно происходить. Представьте, что в администрации Н-ского округа все руководители одновременно подойдут к пенсионному возрасту. В один прекрасный момент начальниками станут выпускники Н-ского вуза. Будет ли плодотворна их работа?

Я не против того, чтобы молодежь занимала руководящие посты. Среди ее представителей много образованных людей с реальным опытом управления. И если они займут место старых, опытных управленцев, но бездарей, от этого все только выиграют.

Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Система Orphus